Лихорадка переименования.

Изучить повестку дня комиссии Киевсовета по вопросам культуры или даже пленарного заседания – самая горячая проблема сегодняшнего Киева в неправильном нейминге улиц и учреждений.

Положительно решен вопрос о переименовании ряда улиц столицы (на ночном освещении тех двух борщаговских, что попали в список, замена имени никак не скажется)... Но не так однозначно высказывается общественность о декоммунизации объектов столицы или смене имени Музея российского искусства на Галерею Терещенко.

Против переименования музея, единолично инициированного депутатом Киевсовета (мимо обсуждения с общественностью), выступили сами сотрудники Киевского национального Музея российского искусства, их коллеги из других храмов искусства и даже Департамент культуры. 
Музейщики написали в Киевсовет письмо с требованием не переименовывать музей, а направить силы и энергию на решение проблем сферы культуры и искусства, вместо того, чтобы поднимать вопросы пятой актуальности, под завесой заботы об Украине.

Еще одним обращением, уже другие представители культурной сферы, требуют объявить мораторий на решение Киевсовета о демонтаже объектов, попадающих под действие Закона о декоммунизации до тех пор, пока объекты подлежащие демонтажу не проведут через экспертную комиссию (46 подписей арт-деятелей и инициативной группы «Реанимационный пакет реформ»). Активистов настораживает тот факт, что перечень объектов утверждается единолично балансодержателем.

«Вандалізм – є неприйнятною формою розв’язання проблеми контраверсійного історичного спадку та історичної пам’яті. Знищення пам’яток культури засуджується усім міжнародним товариством і є абсолютно неприпустимою практикою у країні, яка декларує європейській вектор культурного розвитку. Такі законодавчі акти та байдужість посадових осіб призводять не тільки до знищення культурних пам’яток, а й провокують у суспільстві самоуправство, неправову поведінку, агресію та нетерпимість» - говорится в письме.

В очередной раз почеркну, что принципиально не возражаю против переименований, как явления. Но ровно в той же степени настаиваю на том, что прежде, чем принимать решения, должен быть на 100% прописан механизм их реализации (чтобы те же объекты советского реализма не осели в частных коллекциях). Я уже молчу о том, что прежде, чем подгонять «зрелища» под формат, следует обеспечить людей «хлебом».